Novacross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Novacross » на борту корабля // фандомные эпизоды » Вопросы веры


Вопросы веры

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

★ ★ ★  ВОПРОСЫ ВЕРЫ  ★ ★ ★
-- https://i.ibb.co/XbNR5pZ/imgonline-com-ua-Resize-ZLar-A5-LWI82eor.jpg

♪ eimear quinn - the voice
Ливиус Эримонд & Лусакан ★★ // ★★ Морозные горы  ★★ // ★★ зима 9:38-39 года ВД
★★★★★
Поскреби как следует любого имперца и ты обнаружишь правоверного драконопоклонника... даже если он говорит, что не верит твое существование.

Отредактировано Lusacan (15-01-2021 20:11:55)

0

2

Холод. Клятый, трижды, нет, такого количества проклятий еще человеческий разум просто пока еще не изобрел, много раз клятущий, воистину мерзкий холодрыга, от которого коченели руки  и ноги. Ливиус, уже много раз проклявший свое согласие ехать в эти поистине варварские земли, мрачно ухмылялся слушая скрипучий, с раздраженными интонациями голос  Старшего. Тот вытребовал от  магистра личный надзор за тем как идут поиски жил алого и обычного, синего, лириума. Раздражение нарастало, и только факт того что маг знал кто такой на самом деле Старший, и он же Корифей а точнее сказать Корифей Хора Тишины. Что и говорить, умение вовремя найти подходящий ключик к сердцу Главного смотрителя Библиотечных Архивов поистине творит чудеса.
Ливиус хоть и вовсю во время оно увлекся идеями Корифея, вот только во всем прежде всего видел сугубейше личную выгоду, а еще... Еще раздражал факт того что прочий мир винил во всем его родину, хотя и сам был виноват не меньше а то и во много раз больше. Эримонда раздражал факт того, что империя стала по сути дела аутсайдером, во многом отставая при этом от остальных стран, вышедших на передний план. Особенно же Лива раздражал, вплоть до тихого бешенства, наглый, самовлюбленный и донельзя лживый Орлей.
Ферелден же имперец  не считал даже нужным презирать — что взять с варваров поклоняющихся своим... Собакам? В лучшем случае они достойны снисхождения, ибо даже на презрение нужно хоть какое-то да моральное усилие.
Пытаясь разогреть растиранием снегом покрасневшие руки, по совету проводника-аввара, маг буквально таки исходил тягучей и мрачной злобой, с раздражением себе признаваясь, что он и сам был виноват выказывая крайнюю степень заинтересованности  идеями Корифея.
В сущности, против самих идей Ливиус ничего и не имел против, и даже поддерживал, став среди его сподвижников едва ли не одним из крайне немногочисленного ближнего круга. Но то, что на роль предметно Бога начал претендовать тот, кто в самом крайнем разе мог быть только помошником, но никак не главой — вот этот самый факт и люто выбешивал властного, самолюбивого и прагматичного магистра. Лив свято был уверен в том, что все притязания Корифея ака Старшего на пресловутую богичность лишены всяческого здравого смысла, и в то же самое время сам Лив вполне себе разделял мнение приснопамятного героя Дейна, мессира Мак-Тир касаемо власти. Если бы не факт того, что последний был диким варваром и не магом, и при том боялся (вполне справедливо) магии, а сам Лив презирал варваров-собачников, то шансы на то чтобы между этими двумя личностями могла бы зародиться, на основе понимания и в определенной степени общности интересов, дружба имелись, естественно с поправкой на вышеперечисленные нюансы.
Глотнув из небольшой, свисавшей с пояса фляжки  ароматное и тягучее вино родины Лив принуждал себя внимательно и почти бесстрастно продолжать внимать гулкому и неприятно шелестевшему несмотря на громкость, голосу древнего магистра, внезапно  начавшего его убеждать приглядеться к мессиру Сильвиусу, (который сугубо внешне и по возрасту напоминал самому венатори его сына-наследника от Валерии Тарквиниус -Дэсмонда, коему совсем недавно должно было исполниться 17 лет).  При этом, по словам порождения тьмы выходило, что этот сопливый, только что оторвавший ручонки от мамкиной юбки юнец, не кто иной как один из древних богов и...Тут Ливиус сузил глаза нехорошо ухмыльнувшись после фразы о своем подчинении этому сосунку в то время пока Старший попытается исправить  то, что вышло у него совершенно непреднамеренно — в частности вернуть прежде утерянную им же сферу.
Дернув плечом на вопрос о его, Ливиуса недовольстве маг почти честно сказал в ответ древнему магистру, что "не он заказывает музыку, он всего лишь музыкант", и что право Старшего назначить на ведущую роль в этом деле хоть ферелденского мабари (коих сам магистр против ожидания много кого из свиты не просто терпел а почти уважал, и явно ценил выше даже больше чем некоторых из свитских за понятливость и поистине безупречную верность).
Удовлетворенный его ответом а более всего тем что венатори, на которого он также возлагал определенные виды оскверненный магистр наконец то убрался по своим делам оставив Лива в покое.
Мысленно кипя от незаслуженного, по его мнению, оскорбления, которому сам он практически ничего не мог противопоставить, маг с хмурым видом поплелся обратно в лагерь, надеясь втайне, что сопляк и якобы аватара древнего бога не станет лезть в его дела.
Он еще не предполагал, что пресловутый юнец, которого Лив видел в Магистериуме и даже позволил себе такую заведомую глупость как увлечение вкупе с предложением тому об ученичестве и неведомый ему до сего момента юноша -это одна и та же личность.
Выйдя к убогому лагерю старателей-поисковиков магистр  осмотрелся но поскольку рабочие ушли делать сколы  то в его непосредственном присутствии пока что не было особого смысла, чему Лив втайне порадовался, поскольку это прежде всего означало наличие горячего травяного чая и пару трубок ароматного эльфийского корня в тепле и в почти уюте пусть и походном.

+1

3

Лусакан давно не посещал этот храм, расположенный на границе Тевинтера и Андерфельса, но то, что происходило в это зимнее солнцестояние, за много лет впервые совпавшее с двойным новолунием, нельзя было игнорировать - хотя бы из любопытства стоило узнать, почему жрец Думата, предавший его названного брата, которому некогда истово служил, и каждого из них, вдруг ни с того, ни с сего отчаянно молит его о снисхождении к себе, принося в жертву одну жизнь за другой. И он появляется перед Корифеем Хора Тишины, стоит только ритуальному кинжалу пронзить сердце последней жертве устроенной тем гекатомбе, и честно рассказывает разумному порождению тьмы, что тот сам приговорил себя к судьбе, что хуже смерти, когда начал вживлять в свое тело куски необработанного лириума. Фактически пройти по тонкой нитке над бездонной пропастью в обмен на свободу? Тот, кто после этой судьбоносной для всего Тедаса встречи назовет себя Старшим, не колебался с ответом, когда чуждый голос в его голове становился все тише одновременно с тем, как с каждым ударом сердца проросший сквозь его кожу лириум изнутри наливался алым цветом под руками Древнего Бога...

Позволить Корифею завладеть Сферой Уничтожения - опасная затея, но Лусакан осознанно идет на заведомый риск, как бы между делом замечая, что утерянный разумным порождением сомнаборий не такая уж ценность, чтобы переживать из-за его потери. Туманные намеки на свойства Сферы и еще более туманные намеки на то, где ее стоит поискать - и вот не прошло и месяца, а древний магистр уже заинтригован настолько, что мечется по пещере, служащей жилищем для них, поспешно собирая все, что только может понадобиться в путешествии, а за ним молча и невозмутимо наблюдают зеленые глаза божества. И вся его невозмутимость едва не идет трещинами, когда тот говорит, что вызвал специально для божества Ливиуса Эримонда, на плечи которого и падут обязанности мальчика на побегушках, дабы мирские заботы не отвлекали Дракона Ночи от избавления Тедаса от наиболее опасных и пока что спящих титанов. Но он равнодушно пожимает плечами и подтверждает, что кандидатура подходящая (не уточняя при этом, что этого венатори он считает в первую очередь подходящей кандидатурой на роль его первосвященника), и после заверений Старшего, что тот будет должным образом проинструктирован, отпускает разумное порождение в путь - как бы ни была опасна Сфера в руках того, кто некогда был известен как Сетий Амладарис, оставлять ее в руках натворившего в свое время бед Фен'Харела было еще опаснее.

Травяной чай в котелке над очагом уже вовсю весело булькал, когда тяжелый от впитавшегося в него растаявшего снега полог приоткрылся, впуская в нагретое "жилище" холодный ветер и долгожданного гостя, которого поднявшийся со сваленных в кучу шкур Древний Бог без абсолютно лишних в данной ситуации слов и расшаркиваний немедленно схватил за запястье и потащил к очагу греться. В течении следующих нескольких минут Лусакан умудрился закутать Ливиуса в шкуры практически с ног до головы и сунуть кружку с ароматным и очень горячим чаем в руки мужчины, явно не ожидавшего от него такой заботы о себе после того, как несколько недель назад он довольно резко отказался принять исходившее от мужчины, не скрывавшего интереса к его персоне в, так сказать, романтическом ключе, предложение об ученичестве. Поправив полог, он сел напротив венатори, с удовлетворением про себя отмечая, что тот перестал трястись от озноба, но как бы ему не было неловко после всего заговорить с Эримондом, Дракон Ночи нашел в себе силы предложить мужчине разогреть оставшееся с завтрака жаркое из нага, раз добыть что-нибудь более стоящее пока что не представляется возможным.

+1

4

Ливиус уже мысленно предвкушавший как сядет у очага и будет греться никак не ожидал что его там встретит высокомерный юнец из обедневшего, и говоря откровенно захудалого рода, отказавшийся от чести предложенной ему магистром стать его учеником.
Признаться откровенно, Лив не ожидал от юноши что тот откажется, ибо род Эримондов мало того что был обласкан архонтом, он еще ко всему прочему также был известен и своими магическими изысканиями, не говоря уже про принадлежность к древнему нейроменианскому роду.  Отец Ливиуса был известным в Тевинтере магом-ученым который изучал древние культы (по крайней мере это была его официальная "легенда"), по факту считался "правоверным андрастианцем", но по сути возносил хвалу Великой троице, являясь одним из членов культа Последней ночи.
Появление своего несостоявшегося ученика магистр совершеннейше не ожидал. Будучи свято уверен в том, что речь идет об отце  юного гордеца, маг, буквально таки втянутый в шатер энергичным знакомцем, первое время даже онемел от неожиданности. Нельзя утверждать впрочем, что забота  рыжего мальчишки была не к месту и по сути не нужна, но сам Ливиус явно ту не то чтобы не ожидал, он ее просто не предполагал.
С благодарностью улыбнувшись юноше маг негромко отозвался на заботу.
-Благодарю вас мессир Сильвиус, вы очень... - выдержав почти незаметную, но весьма хорошо ощущаемую интонацией вопросительную паузу.
-Внимательны.
С трудом сдержав некрасивый ляск зубов и буквально наслаждаясь фактом того, что горячая чашка не обжигает руки но напротив приятно греет ему ладони Лив спокойно  прибавил.
-Признаюсь, мессир Сильвиус, я ожидал вас здесь увидеть в самый последний момент, однако рад вашем у появлению. Жаль конечно, что вы отказались от моего предложения, однако, возможно так действительно лучше всего, для вас. Оставлять ученика в одиночестве а самому решать различные вопросы - откровенно говоря это отнюдь не то чего я бы хотел... Плохо обученный ученик это позор учителю, а я как и вы довольно серьезно отношусь к своим обязательствам.
Отставив на столик пустую чашку маг сдержанно поблагодарил на вопрос о перекусе.
-Благодарю мессир, это лишнее. -Надеюсь, вас Старший проинструктировал, что именно мы здесь ищем на самом деле? Или мне ввести вас в курс дела?  По интонациям магистра явно было понятно, что в сказочку о пробужденном Лусакане он не верит даже на медную монету.
Кривая ухмылочка мужчины была какой угодно, но явно не добродушно-ласковой и беззаботной. Да и интонации мягкого, бархатистого баритона  звучали с явно слышимыми металлическими нотками.

-Как вы знаете мессир... Двойное новолуние в сочетании с зимним солнцестоянием поистине редкостное для любого адекватного мага пропустить которое поистине смерти подобно. И венатори  немного обогревшись  задумчиво протянул.
-Сегодня у нас остается слишком мало времени чтобы играть в развеселую игру гоято. Двуноволуние на солнцестояние бывает раз в 120  лет и отмечено всплеском магических возмущений по всему Тедасу, хоть и в относительно разное время. Чем мы к слову и обязательно воспользуемся во время  своих коротких поездок. Астрономы нашей родины еще в Благословенном Веке, до появления этой одержимой духом веры магессы не просто подметили но записали и рассчитали так называемые "волны магической паники", а также, с учетом особенностей Тени, "привязали" те к конкретным местностям  Тедаса где Завеса наиболее тонка, что и позволило некоторым исследователям добиться вполне ожидаемых, мной и еще некоторыми заинтересованными лицами, но далеко не банальных результатов.
-Жаль конечно, что Сегерон нами уже потерян благодаря неуверенности и медлительности политики архонта, однако и без этого клочка суши нам есть чем заняться. Надеюсь, что вы как  патриот своей родины  понимаете всю сложность сложившейся сейчас ситуации и готовы ту исправить в интересах Тевинтера любым доступным способом. Энергично кивнув он коротко и с признательностью глянув на юношу негромко и вполне уверенно продолжил словно бы отвечая на незаданный но более чем ожидаемый от того вопрос.
-Будь это иначе, то вас здесь бы не было. Венатори не занимаются переливанием из пустого в порожнее, равно как и заведомо бесперспективной болтовней, хорошей только в политике, да и то отнюдь не всегда. Впрочем, я буду максимально краток.
С последними словами магистр подошел к внушительному ящику с врезным а не с навесным замком в своем шатре и собрав ману в кулаке коснулся той и только после сняв с шеи маленький, всего в половину ладони изящный ключ отпер хранилище, в коем, по его уверениям ничего, кроме "тряпок и походного барахла" не было и быть не могло. На самом же деле, под ворохом отрезов шелка годного для пошива мантий, аккуратного вороха уже пошитых по имперской моде с вышитыми рунами по вороту и рукам мантий и прочего "барахла" отнюдь не походного толка скрывалось одно из поистине драгоценнейших реликвий из реликвария  рода Эримондов, истинный бриллиант коллекции артефактов этого рода - маграллен. Вы спросите "Почему Старший его не почуял?" Ответ будет вполне объективен и адекватен - Нахождение этой реликвии древних времен скрывалось при помощи вязи рун и магии крови представителей этого рода в специальном хранилище - сундуке.
Хищно ухмыльнувшись маг внимательно воззрился на своего юного собеседника не то пытаясь "прощупать" на откровенность эмоции юноши  и вполне ожидаемого от того восхищения подобным артефактом, не то в ожидании его вопросов.
-Говоря про краткий временной отрезок я прежде всего хочу указать что работа с артефактом у нас будет  ограничена как во времени, в частности ночным временем суток ибо маграллен надо еще и пробудить, так и строжайшей секретностью. Я недаром отослал работников делать сколы в окрестных горах и собирать образцы ядовитых и целебных растений. Чем меньше будут знать про него окружающие, тем выше шанс того что артефакт останется не поврежден, а сам опыт окажется успешен.
Взгляд венатори устремленный на явно не ожидавшего подобной откровенности от него юноши был цепок, изучающ и откровенно холоден.
-Говоря про тайность и истинную цель своей отчетливой эскападной авантюры хочу предупредить сразу. Это крайне опасно ибо моя истинная цель найти пресловутое сердце титана.  Внешне  выглядел при этом закутанный "по самые брови" в шкуры маг донельзя странно если не сказать забавно, вот только спокойный и безэмотивный тон голоса самого Эримонда был каким угодно но явно не дурашливым или тем более предполагающим хотя бы гран смешливости и амикошонства.
-У меня есть составленная при помощи  подсказок  моего предка карта где потенциально таковое может находиться а маграллен сократит время работы по поиску  этой сферы просто четко проложив кратчайший маршрут к искомому... Артефакту.

Отредактировано Livius Erimond (17-01-2021 19:15:27)

+1

5

Что-то вроде "к моему удивлению" должно было быть произнесено вслух, когда Ливиус его благодарил, судя по короткой заминке, впрочем, даже висевшее в воздухе сомнение мужчины в достоверности слов Корифея о настоящей личности "Луциллия Сильвиуса" не смогло разрушить поселившееся в душе Древнего Бога тепло - его так часто проклинали и так редко благодарили, что сейчас ему пришлось постараться, чтобы не отвести от собеседника взгляд, и даже воспользоваться магией крови, не позволяя предательскому румянцу окрасить свои щеки. Конечно, Лусакана так и подмывало уточнить, что это еще спорный вопрос, кто и кого инструктировал, но голос разума велел заткнуться и внимательно слушать собеседника, не забывая кивать в нужных местах, так как интуиция подсказывала ему, что сейчас речь будет идти о чем-то действительно важном.

Он оказался прав - из сундучка с походным барахлом, поневоле притягивавшим внимание сложностью наложенной на него защиты, венатори извлек малый маграллен, встречающийся еще реже неповрежденным, чем обычный. С помощью  этого артефакта можно было сделать многое, очень многое, почти не прилагая усилий и только набравшись как следует терпения, нужно было только наполнить маграллен достаточным количеством энергии. Но никто из Стаи не пользовался "костылями" вроде лириума и артефактов, потому Лусакану и пришлось постараться, чтобы изображаемый им едва сдерживаемый неимоверным усилием воли интерес выглядел как можно более правдоподобно. Мужчина хотел сделать то, что сам Древний Бог уже проделал, а именно найти кратчайший путь к сердцу титана, полагая то лишь названием неизвестного артефакта из древних времен, и, как бы ему ни хотелось разрушать планы Ливиуса, промолчать на этот раз он не смог.

- В этом нет необходимости, старатели уже пробивают путь к "грудной клетке" одного из двух находящихся в Морозных горах титанов, - притянув усилием воли к себе маграллен и удерживая его в воздухе над своей ладонью, бог-дракон принялся вливать в артефакт свою энергию и, поскольку он сосредоточил свое внимание на "шаре", не мог видеть реакцию венатори на то, что при самом лучшем раскладе потребовало бы нескольких жизней. - Если они будут двигаться с той же скоростью, то по моим рассчетам через два-три дня появится защитник титана - это, знаете ли, более надежный ориентир в поисках сердца, чем любые рассчеты и ритуалы. С ним придется повозиться подольше, чем с ша-бритолами, но титану понадобится время, чтобы вырастить нового защитника... все, готово, пользуйтесь на здоровье, - черно-лиловый туман, в котором до этого купался маграллен, вернулся в раскрытую ладонь Лусакана и артефакт мягко приземлился на отрезы шелка в сундуке Ливиуса, в глазах которого плескалось удивление, вызванное, похоже, не наглядным свидетельством того, что кое-кто, не будем показывать пальцем, несколько промахнулся с предложением ученичества, и, возможно, даже не продемонстрированным просто между делом магическим потенциалом, но намеком на имеющиеся у него знания о происхождении "артефакта с пафосным названием"... а, может, и все причины имели право на существование.

+1

6

Скинув с себя несколько шкур которые уже нагрелись от жара очага и от его собственного тепла тевинтерец жестом предложил юноше наиболее теплые из них, ибо в шатре, все-же, несмотря на двойные стены и жаровню было не так чтоб слишком тепло, и лишнее тепло не было отнюдь для теплолюбивых имперцев слишком лишним.
После того как его несостоявшийся ученик взял в руки маграллен и принялся напитывать сферу маной магистр слегка прищуриваясь оценивая точность и четкость действий по сути совсем еще недавнего аколита с такой древностью как этот артефакт, задумался.
Юноша говорил весьма уверенно и с явным знанием сути дела, но что поразило Ливиуса, так это факт того что мессир Луциллий Сильвиус рассуждал о возможных противниках так словно прежде ему с ними доводилось сражаться. Все это требовало от самого Ливиуса не просто внимательности но также и более тщательного обдумывания подобной нелепости.
В сказочки о пробужденных богах-драконах магистр увы не верил, хоть и предполагал, что пресловутые боги-драконы скорее не боги в классическом смысле и понимании но маги потрясающей силы, впрочем о своих личных мыслях на сию поистине еретическую тему венатори хватало ума и осторожности молчать.
Ливиус видел подобное поистине впервые ибо сила явленная ему юношей и умения по напитыванию артефакта энергией превосходила все что можно было вообразить по отношению к недавнему аколиту, однако венатори по прежнему крайне скептично относившийся к "сказочкам Корифея" пытался примирить реальность с действительностью.
Свои 5 золотых сказали также и то, что магистр, обучаясь древнему тевене у Старшего отлично знал, что ману можно вытягивать не только из себя но также и  из-за Завесы.
-И совершенно зря. Тевинтерец был пугающе серьезен.
-Эти ферелденские увальни и их приятели варвары проваландаются с этим слишком долго. Да и толковые, обученные люди, особенно одаренные, нечасто встречаются.  По счастью есть гораздо менее трудозатратный вариант, о котором я сейчас и расскажу. Во первых...Нам необходимо успеть к моменту когда пресловутый  так называемый Защитник только только появится но не успеет набрать силу. Необходимо порвать в этот миг его связь с титаном чтобы... Хищная ухмылка была отчетливо мрачной
-Чтобы через это существо, при помощи уже пустого маграллена вытянуть из титана энергию сердца.
Во вторых...
Оскверненную тварь необходимо уничтожить, во что бы то ни стало. Я, стоит признать...
-саркастичности тона могли б позавидовать все ядовитые змеи Сегерона- не вышедший из какой то задницы мира в буквально последний до катастрофы миг, спаситель, а - человек крайне практичный и не желающий терять пресловутую твердь под ногами. Насчет того, как  все это должно бы работать, в идеале, с учетом всех вероятных последствий, скажу только одно. Опытная, экспериментальная магия в сочетании с магией крови поистине впечатляет своими результатами. Пользуясь аароном силы и еще некоторыми артефактами я составил карты возможного магического отката на базе которых можно относительно четко и точно рассмотреть основные векторные направления обратно возвратного поступательного движения манотоков в сочетании с колебаниями  временных потоков при активации уже заложенных магических мин.
Тихо вздохнув маг накинул на плечи юноши нагретую от огня жаровни шкуру и размышляющим тоном протянул.
-Но, однако опасность увы слишком велика, ибо пресловутый принцип гласящий "Все, что может пойти не так - оно обязательно и пойдет не так" поистине не только актуален но и порожден самой жизнью.
Нервным жестом потерев руки друг о друга магистр продолжая хмуриться негромко пояснил.
Я связался с кучкой отчаявшихся магов и те согласились оказать мне услугу, в обмен на свой проезд до империи и работу в Каррасском круге магов под моим началом. Так что уже они должны были заложить мои подарочки в указанных на карте местах. Однако связь с этими ферелденцами оборвалась сразу после того как их старший по возрасту чародей сообщил мне о выполненных указаниях и предупредил, что они снимаются с места и ждут моего появления в некоей Туманной долине которая расположена на краю Коркарских топей, подозрительно внезапно, и я опасаюсь, что... -тихо вздохнул с явным усилием договаривая - Что вряд ли они в настоящее время живы.

Отредактировано Livius Erimond (21-01-2021 19:28:34)

+1

7

- Хороший был бы план, если бы не провалился на стадии планирования, - с нескрываемой грустью проговорил Лусакан, благодарно кивнув мужчине, набросившему на его плечи нагретую шкуру, когда тот закончил делиться с ним своими планами. - Защитник "рождается" из сердца титана и их связь тогда особенно крепка, что делает его в первые минуты жизни практически неуязвимым, так что ферелденцы и аввары в данной ситуации только расходный материал, который купит своими жизнями эти несколько минут. С гномами, увы, такого не получилось бы, они абсолютно неспособны противостоять воле титана, особенно той самой Камень, сердце которой мы ищем и которая создала этих коротышек. И простите за грубость, Вы лопнуть не боитесь? Видите ли, попытка вытянуть всю энергию из титана равнозначна попытке осушить все моря, реки и озера Тедаса одновременно, так как титаны это источник лириума - их сердца, их кровь это лириум и если после обработки его крохи имеют такую силу, то легко представить, насколько много маны в живом титане, который, не будучи оскверненным, еще и связан с другими титанами. Что же касается Корифея... не знаю как Вы, а я не собираюсь мешать ему бодро шествовать к своей бесславной кончине и Вам не советую, это именно тот случай, когда стоит просто набраться терпения и подождать развязки...

Таких разговоров, прерывающихся на сон, еду и пару партий в "порочную добродетель" было много и на следующий день, так как снежная буря утихомирилась только к утру второго дня после приезда Ливиуса. Лусакан рассказал мужчине многое - и то, чем мог стать Корифей, если бы не остановился вовремя, что это за артефакт, за которым тот в настоящее время охотился, и кто, по его словам, был его настоящим владельцем, а также о возможных сюрпризах, которые могут поджидать по дороге к сердцу титана. Он надеялся, что рассказы о лириумных марионетках, ша-бритолах и умениях титанов в подчинении разума, когда придет время, заставят мужчину поступить разумно и не лезть туда, где даже богам приходилось рисковать собственной жизнью. С этими же мыслями Лусакан с утра пораньше отправился в ближайшее поселение, чтобы не питаться одними грибами, пока будет путешествовать к Вольной Марке по Глубинным Тропам, некоторые залы которых, как оказалось после опосредственного исследования при помощи маграллена, проходили достаточно глубоко относительно камеры с сердцем титана, не говоря уже о предусмотрительности гномов древности, сделавшем их достаточно безопасным местом и во время сильных землетрясений.

В лагерь старателей Древний Бог вернулся, когда солнце уже давно скрылось за горизонтом, хотя на обратном пути предчувствие подгоняло его идти быстрей - и оно его не обмануло. Группа старателей, что должна была работать ночью, так и стояла у входа в шахту, потрепанные мужчины с заметным облегчением встретили рыжего магистра - они и его старшему спутнику попытались бы рассказать, что обнаружили в шахте трупы своих товарищей, но молодой маг, говорящий на их языке не хуже, чем на общем, вернулся раньше. У Лусакана по его подсчетам было не более часа-двух, чтобы добраться до сердца титана, пройдя через всех, кого тот против него выставит, надо было отослать уцелевших как можно дальше немедленно, как и Ливиуса - рисковать тем, кто мог бы возглавить его культ, или позволить случиться лишним смертям он хотел бы в самую последнюю очередь. Он осторожно зашел в их "домик" и, стараясь не потревожить сон мужчины, начал раздеваться перед тем, как призвать доспехи тьмы, которые ненадолго обволокли его обнаженное тело перед окончательной материализацией все тем же черно-лиловым туманом. Привычно заплетя волосы в косу и раздумывая над тем, что еще следует взять с собой, парень, собирающий в дальнюю дорогу припасы, краем глаза заметил, что венатори уже не спит и сонно-напряженным взглядом следит за его действиями.

- Защитник титана появился и убил половину старателей, часть пропала без вести, выживших я отослал прочь, - отвечая на незаданный вопрос, произнес бог-дракон как можно более мягко, - Вам тоже стоит уехать, мессир Эримонд, не хочу, чтобы с вами что-то плохое случилось, тем более Вы, насколько я понимаю, отказались от самоубийственной идеи вытянуть энергию из титана. Я же хочу попытаться уничтожить сердце Камня... да, этот титан действительно та самая Камень, которой поклоняются гномы как своей создательнице и вроде как их души она поглощает, если те живут или умирают достойно... ей нельзя позволить проснуться, сами понимаете, - говорить банальности вроде того, как велика будет армия последователей этого титана, было лишним, как и то, что гномы живут везде и сопротивляться своей создательнице не смогут, скорее всего, даже наземники.

Отредактировано Lusacan (04-02-2021 06:48:03)

+1

8

Лив слушал явно неплохо владеющего информацией юношу, и только задумчиво, с пусть и неявным, но цепким интересом в глазах улыбался. Улыбался на диво мягко, почти мечтательно-нежно, на редкость самоуглубленно и тепло, так, словно отличнейше знал все, что мог бы ему сообщить эта слишком уж юная, якобы аватара Лусакана.
Цепко и холодно-оценивающе глядя магистр почти любовно глянул на хрупкого, тонкокостного собеседника, однако вожделения да даже признака физического интереса в том не было, невзирая на едва ли не раздевающий, отчетливо вызывающий взгляд и сдержанно отозвался.
-Мессир, любой озвученный план уже является лживым по своей сути ибо он - уже в этот миг озвучен.  Однако это не в укор сказано, но скорее как констатация факта, имя которому  "Мысль изреченная есть ложь". Лукавый, чем то напоминающий топкое ярко зеленеющее ряской болото взгляд мага казалось подначивал юношу на большую, нежели тот изначально планировал выказать, откровенность.
Слушая неофициального главу экспедиции, который только спустя декаду соизволил заявиться, маг тихо и коротко хмыкнул и перейдя на тевене негромко отозвался.
-Знаю. Возникает вопрос... Если Защитник  рождается из сердца титана и его связь с тем особенно крепка, то вот многолетние наблюдения за поведением растущего лириума четко показывают, что за последнее время тот изрядно начал слабеть, и для прежнего количества создания лириумных фильтров  не хватает лириума-сырца.  Этот факт порождает вполне понятный вопрос  «Почему такое происходит?» Ответ, разумеется, есть, и он на редкость прост.  Нервным и откровенно предвкушающим жестом потерев ладони магистр чуть тише продолжил.

- Титан порождает Защитника используя исключительно свои силы и не прибегает к помощи собратьев, и силы пробуждающегося титана при создании Защитника слабеют ибо уходят на создание того. Именно потому то, часть открытых лириумных жил и теряет довольно заметную часть своей энергии. Все просто, до изумления.
Отлично осознавая, что его знания тевене хоть и гораздо полнее нежели у подавляющего большинства магов его круга общения, однако же весьма недостаточны для специфики объяснения нюансов предполагаемого магического опыта на общем, а словарный запас  весьма скуден, маг раздраженно прищелкнув пальцами продолжил.
-Опять же, памятуя работы Гараэла Темного, в которых слишком явно звучит мотив  "Если где-то, что либо убыло, значит что где-то что-то обязательно прибудет, ибо закон сохранения и распределения энергий, в том числе и магической, не поменялся с момента создания этого мира, я с большой степенью вероятности  предполагаю, что в момент появления Защитника, если бить по лириумным жилам самого титана, тот скорее... Заснет... Продолжение в стиле "Заснет вечным сном" магистр и не подумал даже озвучить, отлично осознавая, что подобный вывод  если и приходил на ум его юному собеседнику, то явно так  умозрительно, ибо проверять на практике сей опыт едва ли кто кроме пресловутого Корифея сотоварищи и пытался, и то, при условии именно что  желания проделать подобную попытку.

- Если кратко резюмировать многолетние наблюдения за энергетической константой выраженной в цифрах при добыче лириума... А я, смею надеяться, провел по данному вопросу изрядную работу... В общем, можно утверждать, что в периоды предшествующие пробуждениям титанов магическая сила лириумных жил начинает зримо разниться по наполняемости его энергиями Тени. Чем ближе к своему пробуждению титан - тем слабее управляемые им лириумные жилы.
При фразе про Корифея маг вопросительно глянул на собеседника и спокойно ответил.
- Не побоюсь утверждать, мессир Сильвиус, однако в окружении Старшего  вполне себе хватает тех кто хотел бы видеть его бесславную кончину...-после чего ненадолго умолкнув негромко отозвался криво ухмыльнувшись.
-Что касается меня, то хочу напомнить одну фразу услышанную на суаре у альтуса Денубиса... Хмм... Плохо не то, что человек смертен, гораздо хуже, что он внезапно смертен. Продолжать про развязку которая его ожидает гораздо скорее, нежели Старшего, Эримонд не стал ибо не видел в проявлении унижающей его жалости, ни малейшего смысла, да и гордость не позволяла ту принять.

Откровенно говоря, сам Ливиус вообще не думал, что сумеет выжить, он знал, что "долго и счастливо" просто не для него, вторым же фактором являлось то, что слишком многое стояло на кону и в частности не только благополучие его рода, но и то ради чего он встрял в секту венатори, то ради чего он готов был рыть ногтями землю и травиться лириумом-сырцом.
Один из приближенных к Старшему, практически его правая рука, один из глав венатори, несмотря на кажущуюся полную подчиненность древнему магистру, планировал не просто уничтожить наглое, смевшее  подтвердить  бредни андрастианской, орлесианской Церкви, порождение тьмы, в планах у мессира Эримонда стояло, ни много, ни мало не просто реанимация, но практически полное исцеление, если таковым возможно назвать  убитую скверной и тремя морами центральную часть земель Тевинтера, и в частности предметно Равнины Безмолвия. Остаточек же энергии маг полностью планировал пустить на уничтожение посредством небольших зеркал всех тех, кто так или иначе но имел отношение к мору, а вернее говоря - порождениям тьмы обретавшимся в этом регионе.

Причиной подобного приступа невиданной щедрости было то, что магистр планировал завершить "затянувшуюся на века крайне несмешную и глупую шутку, приведшую к запустению  большого количества земли", а также, вполне ожидаемо хотел устроить будущее своего сына (невзирая на то, что этот пункт был для самого Ливиуса был всего лишь приятным бонусом), который при успешном завершении планов отца станет обладателем собственной лириумной шахты, хоть и на паях с коротышками, (поскольку сам Эримонд просто выкупил за поистине грошовую цену около 1/3 пораженной и убитой морами земли) и планировал после очищения той от скверны, при помощи рабского труда, привозной земли и толики магии вновь вернуть ее к жизни.
Второй, после приезда юноши, день, как впрочем и вечер дня нынешнего для Ливиуса омрачился налетевшей бурей, и "пропажей" слишком подозрительно поздно вернувшегося Сильвиуса. Метель исправно выла и сыпала снегом, а вся экспедиция, включая и мабари, мирно сидела под защитой тканых стен шатров под защитой большой пещеры и окрестных скал. Впрочем, в приятной компании за интересными разговорами перемежающимися игрой в алмазный ромб, порочную добродетель время текло поистине незаметно.

На следующий день подготовка к предстоящему спуску а также кое какие пресловутые "личные дела", точнее говоря подготовка к тем, заняли у старшего из пятерки магов, равно как и у пресловутого "разбойника-ферелденца" преизрядно времени.
Наступивший вечер "уложивший" магистра в кровать как на грех оказался неприлично тихим и долгим, Лив успел уже задремать когда в шатер наконец то соизволил вернуться и исчезнувший юноша.
Как ни был Луциллий аккуратен и осторожен однако его легкие шаги и негромкое бряканье задубевшей на морозе кожаной брони, принесенной одним из старателей  согнали сонную одурь с засыпавшего мага.

Поудобнее умостившись на ложе магистр со спокойным интересом наблюдая за стоявшим к нему спиной, белокожим, жарко раскрасневшимся от тепла походной жаровни "якобы древним богом",  как только тот одел легкое нижнее белье, коротко кашлянул привлекая внимание.
-Знаю. И... Знал это...
Хрипловато-сонный голос магистра прозвучал в тишине палаточки неожиданно хрипло для него самого.
-Еще со вчерашнего вечера. То, что их погибло столь мало поистине радостная случайность.
Венатори машинально перебирая пальцами и теребя край наброшенной на него шкуры поискал взглядом свою походную флягу из серебра и коротко выдохнул пережидая приступ головокружения. Недавняя процедура позволившая ему на время забыть о личной проблеме все же требовала не только магических но и физических усилий, а также стоило предупредить Луциллия чтобы тот не удивлялся.
Свободно перейдя на древний тевене  и поясняя собеседнику  на диво будничным тоном, так, словно это объясняло все эти смерти- столь внезапные и беспричинные.
-Мне пришлось забрать их жизни... Ради выживания. И с саркастичным смешком прибавил.
-К тому же, я более чем уверен что Создатель то уж точно отделит ягнят от козлищ, а последних- от волчищ. Впрочем, я лично... Предпочитаю быть в стае хищников, те, хотя бы, менее тупы и способны сами о себе и ближних позаботиться получше этой малохольной, одержимой духом веры магессы, ее покровителя-жениха и откровенного неудачника, бросившего то, что он натворил.

Даже ни малейшего намека на уважение к той вере, в которой его якобы воспитали, в словах Эримонда не было от слов абсолютно и совершенно.
-А вот уехать... -обласкав собеседника теплым, отчетливо дружеским взглядом Ливиус коротко качнул головой с сожалением произнося.
- Я не могу. Внимательно глядя на рыжеволосого сверстника своего сына магистр мысленно вздыхал, что приходится говорить этому почти ребенку столь жестокие вещи.
- Я иду на тропы и это не обсуждается. Если вы думаете, мессир Сильвиус, что ваш исход в гордом одиночестве спасет хоть одну лишнюю жизнь, то смею утверждать, что вы ошибаетесь. Старатели, те кто выжил,  отправятся по домам получив установленную плату, а мой человек отправит нарочного с бумагами к семьям погибших. Их семьи получат по прибытии в Тевинтер средства для пусть и небогатого но все же относительно достойного  для сопорати пожизненного содержания, ибо я чту договор.
-Я слишком многое поставил на кон в своей игре чтобы спасовать перед  завершающим этапом. Благодарю вас за предупреждение, мессир, однако для меня уже практически все или почти все закончено, а я не из тех людей которые оставляют после себя незавершенные дела.
Слабо улыбнувшись юноше маг коротко вздохнул.
-Лопнуть? улыбка против воли все же проявилась на темных губах имперца. 
-Кто вам сказал мессир Сильвиус, что я домогаюсь эдакой силы для единоличного владения?  Мои желания, стоит признать, менее грандиозны и носят отчетливо прагматический, а самое главное реально достижимый характер. Пусть Старший взыскует Вечности...
-У него опыта и знаний не в пример мне в разы больше. Я же - человек предельно прагматичный и весьма скептично отношусь к идее самообожествления.  Хотя, признаюсь, что было бы любопытственно понаблюдать за подобной попыткой… С максимально безопасного расстояния. 
Ядовитая ухмылка вполне показала юноше сколь неуважительно относится к сей идее магистр.

-Но, по сути же... Ему никто, находящийся в здравом уме и твердой памяти, просто не позволит подобное проделать. И характернейший, известный всем расам без исключения, жест ладонью, перечеркнувшей шею мага был крайне красноречив.
-Я не стану трепать языком про оскорбление Создателя, Андрасте и всей той толпы псевдовзыскующих милости якобы ушедшего Создателя, ибо это попросту глупо. Банальный здравый смысл, говорящий, что раз уж побасенки про Невесту  и про Златой город относительная правда, то второй попытки или подобного шанса никому, абсолютно никому, просто не дадут проделать, хотя-бы и из  банального соображения безопасности.

-Я же, не могу отказаться от самоубийственной идеи выжать этого титана и его Защитника в прямейшем смысле досуха, до последней крошки лириума. Не имею ни возможности, и ни желания, поскольку это позволит вернуть жизнь на пустые  и бесплодные после прошедших моров центральные земли Тевинтера. Тевинтеру необходимы новые земли и желательно без скверны, что увы невозможно, или хотя бы, получившие возможность от той очиститься.
По завершении разговора, который, судя по всему, дал мессиру Сильвиусу новую пищу для ума и размышлений, ибо юноша прежде довольно спешно собиравший свои весьма немногочисленные и по спартански скудные пожитки задумался, магистр принялся торопливо одеваться.
Его сборы в общем то были ожидаемо недолгими и заключались всего лишь в натягивании еще одной шерстяной мантии на уже одетую, плаща на меховом подбое с капюшоном да кожаных сапог на меху.
Язвительность тона голоса на редкость органично сочеталась в интонациях слов подчеркивая серьезность начинающегося разговора.
Повисшая тишина магу не нравилась своей неопределенностью и имперец отзываясь на слова собеседника, продолжил говорить далее.

Интонации бархатистого баритона Ливиуса отнюдь не были "вымороженно сухими и неприятными в общении", напротив, весьма таки желчный, язвительно-едкий и откровенно неприятный в длительном общении маг сейчас был на диво спокоен, собран и сдержанно дружелюбен.
-Я не лопну, по той простой причине, что вся эта масса сконденсированной маны и все ее потоки пройдут мимо меня.  Вы удивлены... Опираясь подбородком о ладонь упертой в подушку руки маг негромко прибавил.
- Стоит признать, что у меня хватает... Недостатков. Однако здравый смысл пока что еще меня не покинул, ибо я отлично понимаю пределы своих способностей, возможности и шансы на претворение конкретных задач тоже.

"Сев на любимого конька" маг буквально едва ли не светился рассказывая собеседнику истинную суть поставленной перед самим собой цели и  своей отчетливо авантюрном способе ее решения с весьма таки спорным по итогу результатом. Невзирая на то что в итоге она приведет его к гибели  Ливиус с уверенностью мастера который точно и четко рассчитал и предусмотрел абсолютно все нюансы и возможные косяки, продолжал  торопливо и взахлеб говорить то над чем денно и нощно работал последнее десятилетие.
-Вся эта энергия, свитая в тугую струю мана вполне способна при определенных условиях попросту выжечь наследие моров. Та, отнюдь несмешная "шутка", ставшая началом агонии, которая сейчас терзает нашу родину, немножечко, «всего –лишь на века» затянулась, и я хочу ее завершить, ибо так будет правильно. Не плохо или хорошо а – верно и правильно, иначе говоря так как и должно. Магистры начали эту цепь событий, и магистры должны ее же и завершить.

-Я лично следил за расстановкой пусть и небольших, но все же работающих зеркал-передатчиков которые ждут активации для дальнейшей работы. И да, предвижу ваши возможные вопросы. Не стану отрицать, мне удалось вернуть часть древних технологий по созданию зеркал-элувианов. Строго говоря, на данное время, я пожалуй, единственный специалист в данной области исследований. И с тихим, сожалеющим вздохом прибавил.
-Пусть через мои зеркала и нельзя переместиться, ибо их размеры не столь внушительны, однако же для общения они вполне себе пригодны, а для задуманной мной операции и вовсе снизят гибель людей в десятки раз.

Ненадолго отвлекшись магистр глотнув остывший взвар из баклаги коротко тронув плечо задумчиво смотревшего с странным выражением на лице юноши продолжил встретившись с тем взглядом.
-Причины идти самому у меня весьма и весьма веские. В частности, крайне малое количество народа знает, что именно я собираюсь делать, где стоят  установленные по моим приказам установки, ну и много чего еще не особо относящегося к сути дела, что и станет залогом для успешного завершения этого опыта или же неуспешным. В последнем случае пострадают только и исключительно те, кто доверился моим расчетам.
-Однако, мне интересно из каких соображений вы, вне сомнения талантливый и юный маг решились на подобную, смертельно опасную авантюру? Что вами движет?

Отредактировано Livius Erimond (07-02-2021 19:39:51)

+1

9

Самым трудным неожиданно оказывается не констатировать очевидное - Ливиус умирал из-за глупости своих предков, в погоне за чистотой крови забывших, что ее стоит время от времени разбавлять, чтобы потомки не страдали. Да, недавно проведенный здесь ритуал магии крови, отголоски которого все еще ощущались Лусаканом, смог отсрочить неизбежное снова, излечить же такое было не под силу ни одному смертному целителю - но не богу, даже если подобное с его стороны выглядело бы насилием над собственной природой. "Ты слишком хорошо обо мне думаешь," - вслух, конечно, он это не произнес, как и то, что в одиночку он бы добрался до сердца титана за считанные часы даже с учетом всего, что встало бы у него на пути, но вместо этого задумался на тем, как обезопасить хотя бы душу спешно одевавшегося мужчины от титана, из-за этого бог-дракон не слишком внимательно слушал венатори, делившегося с ним своими планами, и разве что промолчать насчет последствий очищения мест, где когда-то погиб Думат, от скверны не смог:

- Всему свое время, мессир Эримонд, - не улыбка, но лишь намек на нее на мгновение мелькнул на лице парня, взгляд которого невольно выдавал сейчас его истинный возраст и горечь пережитых потерь, - иначе последствия вашего благородного поступка придется расхлебывать еще не одному поколению. Если Ваш замысел увенчается успехом, такое количество маны может просто уничтожить ближайшие к Безмолвным Равнинам поселения, а Завеса может истончиться до такой степени, что титаны окончательно проснутся... остальное Вы и сами можете представить, если сейчас в самом худшем случае нам угрожают два крепко спящих титана, связь которых с коллективным разумом не так прочна, как могла бы быть у них же бодрствующих, - с этими словами Лусакан внезапно шагнул вперед, словно вспомнил о какой-то забытой мелочи, и, словно и впрямь споткнулся об одну из шкур, рухнул вперед, в падении увлекая за собой и венатори.

Эта в высшей степени двусмысленная, почти непристойная и очевидно пикантная ситуация была нарочно спровоцирована Древним Богом не только для ловкого ухода от вопроса Эримонда о причинах, по которым сам он отправлялся в столь опасное по его же собственным словам путешествие, но и для отвлечения внимания мужчины от своих действий. Лусакан хотел обезопасить в первую очередь душу Ливиуса от титана и подходящий способ нашелся сам собой, даже можно сказать, что он лежал на поверхности - если он хотел видеть этого конкретного мужчину в качестве своего первосвященника, то появление на его теле метки Дракона Ночи было только вопросом времени. И потому он принялся было извиняться за свою неуклюжесть, но словно бы под влиянием момента и крепких объятий мужчины осекся на полуслове и медленно наклонился к его лицу, чтобы в следующий миг прикоснуться к его губам поцелуем, далеким от понятий "дружеский" и "невинный" - и Тьма, текущая в жилах Древнего Бога проникает в тело Ливиуса Эримонда, сворачивается в клубочек где-то рядом с сердцем и начинает опутывать душу мужчины незримой защитной сетью, чтобы по окончанию проступить на его груди стилизованным цветком табака, словно нарисованным черной тушью и являющимся священным символом Дракона Ночи.

Его внимание слишком поглощено тончайшей работой и слишком поздно Лусакан понимает, что и сам попался - внезапно он осознает, что лежит на спине и губы придавившего его своим весом мужчины скользят по его шее, в то время как руки того уверенно ласкают сквозь ткань неприкрытые доспехами или кольчугой бедра божества. Он хочет, чтобы это безумие продолжалось, хочет большего, чем эти поцелуи и ласки, но заставляет себя выскользнуть из-под Ливиуса под предлогом, что их спутники наверняка уже промерзли до костей, пока ждали их на морозе, после чего вскочил на ноги и, прихватив свои немудреные пожитки, буквально вылетел из пещеры. В ожидании Эримонда Древний Бог решает просветить тех, кто идет с ними, о поджидающих их всех опасностях, но по взглядам понимает, что ему не верят, и только нагло усмехается, говоря о том, что его делом было предупредить, а их дело - не сдохнуть по собственной глупости.

- Что ж, все в сборе, можем идти, - приближение Ливиуса он не услышал, скорее почувствовал, хотя до связи, которая могла бы у них быть, закончи бог-дракон ритуал посвящения, еще было далеко. Лусакан оглянулся на мужчину, смущенно улыбнулся при воспоминании о недавней страсти, захлестнувшей их с головой, и затем первым направился к шахте, думая о своем несостоявшемся любовнике и о том, что ему не нравится то, что тот упрямо рвался к сердцу титана, не слушая его предостережений, и в то же время Дракон Ночи чувствовал, что не отказался бы довести начатое в их "доме" до логичного финала, и не мог отрицать того, что уже после отбоя наступит удобное время для, кхм, продолжения, и того, что самому Эримонду может быть неудобно заниматься любовью в столь неподходящем для романтики месте и, если подумать, еще и практически на глазаху у посторонних... он тряхнул головой, словно пытаясь вытрусить из головы все непристойные мысли, и вступил на территорию Врага.

Отредактировано Lusacan (16-02-2021 07:52:18)

+1

10

-Это бы возможно и стоило ожидать, если бы все зеркала были элювианами. Однако, этого нет и никогда не будет. Голос мага был спокоен и задумчив.
-К тому же практически все сколь ни есть приближающиеся к Безмолвным Равнинам земли где расположены поселения выкуплены мной лично, а местные жители получили на севере империума равноценные и равнозначные угодья. Тихо вздохнув продолжил прежним же размышляюще-спокойным тоном.
-Так что, по факту, если там кто либо из людей или остроухих и наличествует, то это в лучшем разе либо рабовладельцы перегоняющие свой товар, либо разбойники. Что, откровенно говоря, не интересует подавляющее большинство законопослушных граждан империума да и меня в частности, тоже.
Тихий вздох стал ответом на падение юноши   на него. Ливиус не ожидал ничего подобного, и потому скорее рефлекторно чем осознанно подхватил Луциллия. Он уже был готов выпустить юношу из более чем нескромных объятий, как тот, совершенно неожиданно по своему почину потянулся к нему. Поцелуй был откровенно говоря весьма далек от понятий "дружеский" или "братский". Было в нем и обещание страсти, откровенное в своей сути и что-то еще. Что-то не то чтобы забытое, скорее напоминание о том, что  сам Лив или забыл, либо же никогда не помнил. Жар, вполне сходный с горячечным, туман и близость (несмотря на одежду) прежде интересовавшего его юноши словно бы затмил ему разум. Он не запомнил того мига когда поддаваясь его объятиям и нескромным поцелуям Луциллий, словно бы теряя волю и силы под их напором, плавно стек на дощатый, покрытый ворохом шкур, пол. Прохлада чужой, плавящейся под его губами и касаниями рук кожи, полуоткрытые губы и откровенно мутный, полуотсутствующий взгляд широко раскрытых глаз, равно как и словно бы слабеющие прикосновения тонких пальцев -все это было настолько откровенным, что не требовало даже какого-либо сопутствующего объяснения. И это то чужое желание словно кнут ожгло его сознание. Лив, вспомнив их общение незадолго до его отбытия на варварский юг, внутренне сжался. Его собственное, подводящее тело - все было "не так" и "не правильно", что венатори резко отстранился, хотя все его чувства требовали "продолжения банкета". Впрочем, оскорбительный для юноши маневр остался тем по счастью не замечен, ибо Эримонд не стал удерживать того, тем более что и причина озвученная юношей была вполне весомой. и Луциллий, ужом вывернувшись из мгновением ранее страстных объятий, банально сбежал. То есть, для самого магистра это более всего напоминало, именно что, практически паническое бегство. Мысли самого вирантумца вполне можно было бы прочитать и "по глазам", благо венатори, провожая взглядом неловкого юнца, не успел даже те скрыть под вежливой усмешкой-полуулыбкой
"Ничего еще не закончено, малыш. А вообще... Хмм, такое впечатление, что он  еще "нецелованный", и в то же время... Явно на неискушенного не походит. Слишком... Откровенен. Впрочем... Все только начинается, а я - умею ждать."
Говорить юноше о том, что его "люди" на самом деле не кто иной как порождения тьмы, коим давал распоряжение о полнейшем подчинении Эримонду сам Старший, Лив даже и не думал. Впрочем, скрытный магистр не сказал и самого наиглавнейшего- а именно того, что только у глав отрядов порождений тьмы и были пресловутые "элювианчики" которые те обязаны были  установить, якобы "для связи и дальнейших указаний" в строго обозначенных Эримондом местах. Не говорил маг и того что будучи установлены в эти точки элювианы намертво уничтожали своих носителей запуская цепную реакцию передачи потока маны от одного зеркала до другого.
Слыша звонкий голос своего несостоявшегося любовника магистр дал тому, и себе, разумеется, тоже, время на приведение в порядок одежды, мыслей и выражения лица. Наступало время действий а не сожалений о несбывшемся и маг с кривой ухмылкой наконец-то выбрался из "убежища".

Понимающие переглядки пары старателей, которые он успел подметить, выбесили магистра преизрядно, и он гораздо резче чем  изначально планировал, приказал собирать лагерь и выдвигаться, тем самым подтверждая распоряжения юноши, на слова которого старатели только презрительно хмыкали.
Подойдя к Сильвиусу вирантумец тихо предупредил того легко перейдя на древний тевене.
-Мессир, осмелюсь предупредить. Эти ферелденские бродячие псы отнюдь не мабари. Порядочность их относится исключительно к золоту... Будет уместнее и безопаснее  отправить их обратно, сообщив, что плата золотом ожидает их в трактире "Пьяный герольд" вместе с выпивкой в ближайшей деревне, что расположена в трех конных переходах отсюда, ибо через пару дней пути мы встретимся с отрядом Клинков Гессариана. Я сегодня утром получил от их капитана сообщение, что тот с отрядом будут нас ожидать во Впадине Миримшарса, поворот к которой укажет сросшееся тремя стволами сухостойное дерево.

Ему хотелось обнять юношу но маг понимал что сейчас не место и главное - не время, а потому коротко глянув на подошедшего главаря старателей сдержанно-сухим тоном.
-Мессер Брингс, ваша оплата у моего посыльного в трактире "Пьяный герольд"  что расположенна в ближайшей отсюда деревне, если идти на север. А вот пресловутый задаток который я вам обещал за вашу помощь в изысканиях. И тугой, набитый полновесным золотом откровенно нескромных размеров кожаный мешочек  перекочевал из заплечной сумы мага в руки старшего из ферелденцев.

-Остальное получите в указанном мною месте, а чтобы у вас не было желания надурить прочих ваших соотрядников- мешок зачарован и все золото станет углем, если вы утаите из задатка данного мною  равно как ферелденцам так и авварам, хоть малую часть. Мягкости улыбки магистра можно было только позавидовать равно как и яду его тона.
-Ну а если вы думаете, что у меня при себе есть еще золото - ошибаетесь, я все его отдаю вам здесь и сейчас, так что если думаете нагреть руки на нашем имушестве, то утверждаю, что наша гибель от ваших рук запустит действие чар.

Имперец лгал, но лгал настролько правдивым тоном и откровенно не боялся глядеть в глаза нахмурившимся варварам-горцам равно как и самим ферелденцам, что те, под самый конец наконец уяснив суть и соль происходящего  несколько посветлели лицами и хоть и отошли от него подальше но с явным вниманием прислушивались к беседе.

-Вы нам не доверяете!- возмущенный аввар придвинулся ближе с откровенно угрожающим видом, на что Лив спокойно и с какой то ленцой отозвался.
-Я, милейший, не доверяю никому, и даже себе не всегда и не во всем доверяю. А вот предупредить вероятныек неприятности никогда не лишне. И кстати, я с вороном уже отправил сообщение трактирщику, вас ждут. Вы можете посредством видящего зеркала и сами с тем пообщаться. Правда срок этих чар ограничен несколькими минутами. Ферелденец замотал головой  ворчливо отзываясь что  нет нужды ибо маг платил всегда точно и в срок, а значит смысла в недоверии он не видит. однако магистр сунул ему в руки зеркальце и отозвался что времени на общение с трактирщиком у зеркальца вполне хватит.
Закинув за плечи заспинную торбу и поудобнее перехватив посох маг звонко свистнул подзывая столь незамысловатым способом кобылу и пару мабари к себе, тем самым недвусмысленно показывая варварам, что готов и к боевым действиям а не только к мирным переговорам.

Впадина Миримшарса сверкающая стрела встретила пару магов проливным дождем и ворчанием немолодого капитана Клинков Гессариана который сообщил, что все подготовлено и подъемник на глубинные тропы. сработанный гномами готов принять его с отрядом и мессиров хоть сей момент.

+1

11

Ухожу гулять со смертью я, но лишь бы не ты...

То, что подошедший к нему Ливиус говорил тихо и к тому же на тевене, только подтверждало сомнения самого бога-дракона в надежности ферелденцев и авваров, впрочем, сам он ничего вслух не ответил, только медленно кивнул, давая магистру полную свободу действий в отношении тех. Мужчина был крайне убедителен, хотя такие чары, которыми тот пугал алчных старателей, не то, чтобы не существовали, просто после возникновения Завесы такие "шуточки" требовали неоправданно много энергии. Впрочем, те и так ему поверили - не иначе, как репутация тевинтерских магов в который раз сыграла на страхах южан перед магией - и ушли за обещанной наградой, а Лусакан вместе с магистром направился следом за авваром-проводником к месту, где их, по словам Эримонда, ждали Клинки Гессариана. Впадину Миримшарса заливал дождь и немолодой мужчина, представленный ему Ливиусом как капитан Клинков, не особо скрывая свое неудовольствие непогодой, доложил, что платформа для спуска готова хоть сейчас доставить их всех на Глубинные Тропы. Уже начало темнеть, что должно было сделать спуск смертельно опасной затеей с учетом того, что дождь и не думал прекращаться, потому Лусакану не пришлось особо уговаривать Ливиуса переждать непогоду в полуразрушенном здании, которое он заметил относительно недалеко отсюда, когда изучал окрестности при помощи маграллена. Клинки тоже приободрились, услышав от своего нанимателя про перспективу провести ночь под крышей над головой, и, оставив нескольких людей охранять платформу, они двинулись следом за магистрами к временному и не очень надежному, но все-таки убежищу.

Это пострадавшее от времени, стихий и недоброжелателей здание оказалось остатками эльфийского храма, во всяком случае, об этом говорили немногие сохранившиеся фрески на стенах, которые Лусакан рассматривал, пока его спутники устраивались на ночлег. И все же Древнего Бога не оставляло ощущение, что он нашел что-то невероятно важное... что именно, он понял, лишь перейдя к последней из сохранившихся фресок, где был изображен смотрящий на парящих над ним трех драконов человек(!), левая рука которого покоилась на холке шестиглазого черного волка, а из поднятой правой руки будто только что вылетели эти самые три дракона. Он и не думал, что на юге Тедаса могло сохраниться что-то, построенное до возникновения Завесы и тем более храм, посвященный всем богам Бездны, но это знание он предпочел оставить при себе, хотя не забыл предупредить, что не будет помогать "ревностным андрастианцам" с последствиями осквернения конкретно этого храма. На ночлег бог-дракон устроился рядом с Ливиусом, так как мест, где крыша не протекала, было не так уж и много, но заснуть он так и не смог - растревоженная воспоминаниями душа снова и снова настаивала на том, что не стоит тащить смертных туда, где и ему грозит смертельная опасность. И особенно не стоило тащить туда Ливиуса, тот был даже в большей опасности, чем он сам... Лусакан тихо поднялся и, собрав свои вещи, выскользнул в ночь, за шумом дождя не услышав шорохи за своей спиной.

Охрана платформы пряталась от дождя под навесом, но Лусакану удалось подобраться достаточно близко, чтобы сонные чары сработали как надо, после этого он сосредоточился и, закрыв глаза, мысленно потянулся к своей звериной сущности. Несколько мгновений ничего не происходило, а потом Тьма окутала его плотным коконом и он изменился - вместо рыжего юноши в черных доспехах рядом с платформой для спуска под землю стоял высший дракон с чешуей чернее ночи, на крылья которого сама ночь, казалось, щедрой рукой насыпала сверкающих звезд. Тяжело взмахнув крыльями, Дракон Ночи, полностью в настоящее время оправдывающий этот титул своим внешним видом, поднялся в воздух и завис над провалом, паря над ним. Набрав воздуха в легкие и как следует прицелясь, дракон выпустил лиловое пламя и долго не сбавлял жар, пока пламя не ударилось об дно и не взметнулось обратно наверх, обжигая стены чистейшей скверной, которая должна была помешать титану как-либо препятствовать ему достигнуть дна. Увы, для полноценного дракона "лаз" был слишком мал и потому Древний Бог был вынужден опуститься рядом с платформой и вернуть себе человеческое обличье, оставив, впрочем, уменьшившиеся до необходимого минимума крылья. Почти в то же время, как оттолкнувшийся от края бог-дракон прыгнул в черную пасть провала, он услышал чей-то вскрик и почти тут же заметил краем глаза движение, что заставило его метнуться в сторону и подхватить падающего Ливиуса.

- Никогда больше не смей меня так пугать! - осторожно поставив мужчину на выжженную его силой землю, Лусакан не смог выпустить Ливиуса из своих импровизированных объятий, да и тот не торопился отталкивать его, потому бог-дракон, от волнения перешедший с ним на "ты", и притянул его к себе поближе, позволив себе минутную слабость. И вдохнув запах его мокрых волос, он впервые с их знакомства понял, почему вопреки голосу разума хотел видеть своим жрецом именно этого человека, а не фанатично преданного ему Эримонда-старшего. Его тянуло к Ливиусу, он жаждал его общества, хотя тому и понадобилось оказаться лицом к лицу с почти неизбежной смертью, чтобы до кое-кого - не будем показывать пальцем - дошла истинная природа этой ненормально быстро, с учетом довольно редких встреч, развивавшейся привязанности. - А если бы я не успел тебя поймать? - ему хотелось хорошенько так потрясти венатори за плечи, но он не знал, как много тот успел увидеть, и потому удержался от проявления сжавшей его сердце тревоги. Наконец, он взял себя в руки и, выпрямившись, заявил, что немного отдохнет и отнесет Ливиуса на поверхность, но осекся на полуслове, заметив, как пристально вглядывается в его глаза мужчина, лицо которого с каждым мгновением все больше напоминало лицо нашедшего клад человека. "Прощай, инкогнито" - вяло подумалось Лусакану, глаза которого, как он сам догадывался, в неверном свете лириумных жил все еще могли похвастаться вертикальными зрачками.

Отредактировано Lusacan (27-02-2021 05:41:00)

+1

12

Помост подъемного механизма построенный гномами выглядел весьма внушительно и достойно, а значит был также и вполне безопасен ибо бородатые коротышки с несносным нравом были и как мастера весьма профессиональны и правилами безопасности также не брезговали.
Вирантумцу не спалось. Предвкушение окончания всех затраченных усилий на получение не просто зримого и убедительного результата, но само осознание, что он видит уже начало потенциально нового, если уж не возрождения  своей родины, то явно так весьма перспективную возможность ее если уж не полного избавления от скверны, то возвращения исконно имперских земель в допустимо пригодное для проживания состояние лишало его сна. Впрочем, было и еще кое-что в чем маг пока что временно не хотел признаваться даже самому себе, и потому желание прогуляться по окрестностям у Ливиуса только усилилось после ухода юноши из под гостеприимного крова приютившего их здания.
Поскольку рыжеволосый альтус вел себя даже для весьма эксцентричных северян крайне подозрительно, у магистра возникло желание  проследить за деяниями мессира Сильвиуса. Этому немало способствовало налаживание весьма странных, явно претендующих на звание "личные" отношений между ним и несостоявшимся учеником.

Хотя страха маг и не испытывал, но странное ощущение некой недоговоренности также весьма сильно способствовало факту его молчаливости во время прежде происходивших, недолгих разговоров с юношей.
Луциллий же, чье подозрительное поведение вызывало массу сомнений, пробудил у венатори, помимо природной и неплохо проработанной в Магистериуме подозрительности также и интерес более личного характера.
Мессир Сильвиус вызывал у венатори не просто вполне понятное любопытство но также и... Нет на страх, преклонение или еще что либо подобное это странное и откровенно пугавшее его самого ощущение ничуть не походило. Скорее речь шла о ненормальной притягательности  рыжеволосого юнца, буквально таки набитого тайнами, уловками и недоговоренностью, как принято говорить, "под завязку". Тема для общения выбрана была самим Ливиусом отнюдь не сразу, и откровенно говоря, вирантумец немало поломал голову над темой предстоящего общения.
Решив исподволь выспросить собеседника о его славном прошлом магистр рефлекторно сжал в руке свой детский "амулет на счастье и удачу". Тема предстоявшего разговора касалась... Снов. Вернее говоря ставшего весьма постоянным для самого мага за последнюю декаду сна-кошмара, частота, четкость и однотипность которого слишком уж явно не походили ни на что прежде ему известное.
Ежась под пронзительным ночным  стылым ветром на платформе магистр и обдумывал как ему будет лучше всего начать интересующий его разговор.
Найденный им в еще глубоком детстве амулет "на счастье" в виде дракона, распростершего крылья в полете, выточенный из аспидно-черного, лаково-блескучего, редкого по чистоте обсидиана и по ощущениям самого мага был подозрительно теплый, и можно сказать, что ласково грел ему грудь а не неприятно обжигал кожу.

Этот факт не  слишком испугал мага но все же привлек его внимание. Подобную активность амулета стоило обдумать еще и по той причине, что сны, после начала относительно постоянного его общения с Луциллием, не то чтобы блистали особым разнообразием, но на протяжении декады снился один и тот же сон, почти кошмар проявлялся с завидной регулярностью наиболее четко когда амулет из обсидиана был на нем.
Дракон сжимающий его своей лапой, и при этом четкое ощущение того, что крылатая бестия отнюдь не собирается им пообедать в качестве десерта - это, со всех точек и сторон зрения, весьма специфическое развлечение, особенно, если этот сон  повторяется с завидным постоянством.
И пусть огнедышащая рептилия в его сне и не делала ничего угрожающего, но ее явно собственническое поведение, не типичное для "безмозглой ящерицы" наталкивало на мысль о том, что сон этот магу наслан и наслан при помощи амулета.
Расхаживая в задумчивости по платформе Лив увидел как на фоне чернильно-темного неба мелькнула тень, что темнее ночи и вскоре услышал как громадные крылья громко хлопают по ветру. Словно завороженный он смотрел как о дно расщелины ударилось искристо-лиловое, играющее всеми оттенками красного и синего колдовское пламя, и это любопытство едва не стоило ему жизни. Порыв ветра поднятый взмахами драконьих крыльев погнал волну ветра настолько сильную, что венатори, поскользнувшийся на сыром от дождя помосте, рыбкой "слетел" с пресловутого помоста.
Еще во время своего падения маг непроизвольно зажмурив глаза вскрикнул. Впрочем пресловутого "кости и мозги в художественной композиции "всмятку"", он  к собственному удивлению не испытал, хотя ощущение полета, воистину "мимолетное как смерть" намертво впечаталось ему в память.
Хватка сильных, в чем то даже жестоких пальцев (?) на талии, затрудненное дыхание и резкий, рваный толчок ветра в лицо  - вот уж подобного Эримонд ни разу даже не ожидал. Он успел раскрыть глаза и заметить как пара странных полукружий за спиной Луциллия немного померцав исчезли, словно ему привидевшись.
Ответ самого магистра звучал на почти обиженно-полудетскую фразу юноши с странно мерцающими глазами негромко и успокоительно, но практически также наивно и почти как у нашкодившего ребенка обещающего родителям, что он будет очень-очень послушным.
-Не стану. Мысленно ужасаясь своим словам и ядовито насмехаясь над тоном каким те были сказаны магистр мысленно шипел. "Яйца Создателя! Ну ты бы еще прибавил свое "Честное-пречестное" когда мать тебя застукала за тем как ты ее любимые глицинии потоптал. Сколько пафоса, просто уму непостижимо."
Так что ответ на вторую фразу змееглазого юноши маг ответил с поистине божественным даже не апломбом но равнодушием.
-Нууу... Одним идиотом стало бы меньше, только и всего... Мир бы точно не рухнул. Улыбка, кривая и насквозь неверно-зыбкая наконец тронула его даже не губы а глаза. Прохлада нежной кожи щеки юноши обожгла кончики пальцев не хуже пресловутого удара кнутом, и тут Лив с ужасом осознал сразу несколько вещей.
-Первое... Стоявший напротив него "Луциллий" кто угодно, но явно так не простой колдун. Ощущение присутствия могущественной Силы было настолько острым, что мага едва не потрясывало.
-Второе... Клятый амулет не только жжется не хуже пресловутой раскаленной сковородки, и почему еще не завоняло паленым воистину вопрос века. Он также светит не слабее полного свечей подсвечника а то и полной масла лампады.
-Третье... Их обьятия какие угодно но явно не дружеские и собственное тело  позорнейшим образом подводит его, доводя тем самым до поистине близкого к умопомешательству состояния. Желать юнца словно перед ним раздетая рабыня наложница, ненавидеть себя за подобное желание и понимать, что нет ни сил, ни желания, ни возможности отказаться от хотя бы легкого поцелуя и ощутить вкус его полуоткрытых губ, ибо отпускать своего спасителя из обьятий, которые незаметно как стали обоюдными Лив не собирался, ну или вернее говоря просто не мог.
Мантия вирантумца под порывом ветра все же распахнулась и фибула скреплявшая ворот и капюшон отлетела в сторону явив взгляду юноши пылающий словно частичка небесного огня амулет "на счастье и удачу" прежде тщательно скрываемый венатори даже от родителей а не только от всех окружающих. Обсидиановый дракон словно бы то ли танцевал в этом призрачно-ярком свете. то ли сам тот испускал.
-Зачем? Зачем тратить время? Не проще ли свистом позвать Клинки и наконец двинуться в путь?-лукавая ухмылка адресовалась  задумчиво глядевшему с поистине странным выражением на лице юноше.
-Эти воины одни из самых умелых мечников Империи да и были готовы выступить в любой момент... И с последним словом маг не без внутреннего сопротивления освободил объятия и отшагнул вбок и в сторону.

Отредактировано Livius Erimond (01-03-2021 01:40:01)

+1


Вы здесь » Novacross » на борту корабля // фандомные эпизоды » Вопросы веры


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно